Пользу обществу приносят няни в яслях и санитарки в больницах, но деньги получают банкиры и рекламщики.

В конце прошлого года исследователи британского аналитического центра New Economics Foundation вывели экономическое обоснование бесполезности для общества многих престижных профессий и одновременно доказали огромную пользу низкооплачиваемых работ. Известные неординарными взглядами аналитики центра таким образом в очередной раз опровергли теорию о том, что работник получает доход, равноценный его вкладу в развитие экономики.

«Комментарии:» решили применить такой же подход к украинским реалиям и выяснили, что представители непрестижных профессий приносят обществу пользу до 10 грн. на каждую потраченную на них гривню, тогда как руководители высшего эшелона, получающие наибольшие в стране зарплаты, приносят обществу только вред — до 38 грн. на каждую заработанную ими гривню.

НЯНЯ В ДЕТСКОМ САДУ

Помощник воспитателя — так гордо называется эта должность согласно штатному расписанию — в среднем по Украине получает около 850 грн. В ряде городов к этой сумме прибавляются доплаты из местных бюджетов, но далеко не все населенные пункты могут позволить себе эту роскошь. Даже в Киеве в детских садах няням платят не более 1000 грн., это притом, что они выполняют еще и функции уборщиц, а нередко и помощников дворников. Ведь дошкольные учреждения живут по штатному расписанию 1971 года, где не предусмотрены ставки персонала по наведению чистоты. По данным Минобразования, сейчас дошкольные учреждения посещают около 1,13 млн. детей. Если учесть, что более 70% семей в Украине имеют одного ребенка, можно предположить, что посещение ребенком детского сада позволяет работать 1 млн. женщин.

Средняя заработная плата в Украине составляет 1877 грн. в месяц, но согласно исследованиям женщины получают в среднем на 15–20% меньше мужчин. Соответственно, для женщин за основу расчетов можно взять показатель в 1595 грн. в месяц. Учитывая, что в среднем одна помощница воспитателя приглядывает за 17 детьми, а роль няни в досмотре за ребенком можно оценить в 30%, то эффект от ее работы составит 8,1 тыс. грн. Получается, что на одну потраченную государством на зарплату нянечки гривню экономика получает 9,5 грн.

МЛАДШИЙ МЕДПЕРСОНАЛ

Санитарки в государственных больницах в прошлом году получали в среднем 650 грн. в месяц, то есть как раз ту самую пресловутую «минималку». Есть, конечно, надежда, что в этом году их доходы немного вырастут — до нового минимума, но кардинально ситуацию это не изменит. При этом банальная влажная уборка, которую ежедневно делают санитарки, как определили международные эксперты, снижает заболеваемость внутрибольничными инфекциями на 50%. В Украине ежегодно официально фиксируется не более 5 тыс. таких заболеваний, но медперсонал признает, что у нас регистрируются только особо тяжелые случаи (часто с летальным исходом), которые списать на другие причины не получается. По исследованиям же ВОЗ, такие болезни переносят от 8,7 до 21% пациентов в зависимости от страны. В среднем в месяц украинские больницы принимают около 950 тыс. человек. И даже если предположить, что в стране с санитарией в больницах все прекрасно, то не менее 95 тыс. украинцев ежемесячно подхватывают внутрибольничные инфекции (ВБИ).

А если бы не младший медперсонал, таких было бы в два раза больше. Лечение самой обычной ВБИ продлевает срок нахождения больного в стационаре в среднем на пять дней, что обходится бюджету в 530 грн. Кроме того, пока человек находится на больничном, фонд страхования выплачивает ему в среднем 425 грн. (исходя из средней заработной платы по стране), и столько же теряет экономика из-за отсутствия сотрудника на рабочем месте. В итоге, если санитарка в месяц предотвратит заболевание ВБИ даже двух человек, то ее социальный эффект для государства будет равен 2760 грн. Это не говоря о ее других обязанностях, таких как уход за тяжелобольными. То есть каждая выплаченная ей гривня позволяет сэкономить минимум 4,2 грн.

ИНСПЕКТОР ГАИ

Можно много рассуждать на тему того, каковы реальные доходы сотрудников автоинспекции. Но согласно официальной статистике инспектор ГАИ с выслугой до пяти лет получает 1200 грн. в месяц, более пяти лет — 1500 грн. В своем роде Украина уникальная страна, в которой можно посчитать экономический эффект от деятельности ГАИ. В 2005 году, когда происходила «реорганизация», воспринятая многими сотрудниками автоинспекции как ликвидация, оказалось, что отсутствие контроля на дорогах приводит, по различным данным, к увеличению числа аварий на 25–40%.

Убытки от дорожно-транспортных происшествий составляют 1,4% ВВП — это официальные данные, однако эксперты Всемирного банка называют цифру 3,5% ВВП ежегодно. То есть даже при минимальном расчете выходит 11,9 млрд. грн. Рост количества ДТП на 25% увеличит потери государства на 2,97 млрд. Сегодня ГАИ Украины насчитывает почти 23 тыс. сотрудников, из которых 15,3 тыс. — работники ДПС. Получается, в год их зарплата обходится государству в 275,4 млн. грн. А это значит, что одна потраченная на инспектора ГАИ гривня дает экономике государства эффект в 10,8 грн.

ТОП-МЕНЕДЖЕРЫ БАНКОВ

В большинстве стран мира банкирам в вину вменяют практически все последствия кризиса, так как именно их рискованные игры стали причиной спада. Но в Украине винить во всех грехах банкиров было бы несправедливо, их роль в кризисе является вовсе не основополагающей. И все же действия банкиров в докризисный период и первые месяцы кризиса во многом его усугубили. Во-первых, колебания валютного курса и его нынешний показатель — все же заслуга банковского сектора. Тут свою роль сыграли и валютные кредиты, которые ранее раздавались беспрепятственно, и желание поправить финансовый результат путем игр на валютных курсах, и другие факторы. В итоге гривня девальвировала на 60%. Для страны это означает, что гривневые доходы от экспорта из-за колебаний за год сократились на 27%, и из-за них же украинцы приобрели иностранных товаров и услуг на 31,2% меньше. А это уже экономический негатив в $50 млрд. Второе — непосредственные расходы государства на рекапитализацию банков. Из обещанных 44 млрд. грн. украинский бюджет по факту потратил на эти мероприятия 21 млрд. Но ведь с социальной точки зрения эти деньги не достались тем, кто в них нуждался. Третье — деньги, которые Нацбанк бросил на стабилизацию курса гривни (около $10,3 млрд. золотовалютных резервов). Таким образом, по самым скромным подсчетам, банкиры нанесли экономике страны ущерб размером в половину годового ВВП.

Что интересно — по данным Ernst & Young, в банковском секторе уровень окладов в период кризиса продолжал расти. Если средняя заработная плата председателя правления украинского банка в прошлом году составляла около 75 тыс. грн. в месяц, то только за три месяца 2009 года она выросла до 118 тыс. Оклад же рядового топ-менеджера за этот же период вырос с 22,7 до 43 тыс. грн. И это без учета бонусов. По состоянию на середину года в Украине функционировало 184 банка с 9 тыс. топовых руководителей. Расходы на содержание этой гвардии за год составили почти 13 млрд. грн. Получается, что на одну заработанную гривню банкир-руководитель нанес украинцам ущерб на 38 грн.

ТОП-МЕНЕДЖЕРЫ РЕКЛАМНЫХ КОМПАНИЙ

С одной стороны, рекламные компании вносят определенный вклад в развитие экономики, с другой — именно благодаря им подстегивалось дополнительное потребление, часто не подкрепленное доходами. К примеру, рост рынка лекарственных препаратов на уровне 25% в год эксперты объясняли исключительно навязчивой рекламой дорогих импортных лекарств, а отнюдь не необходимостью. При оценке роли рекламы в фактическом потреблении будем исходить из предпосылок, что компании-заказчики не потратят на услуги рекламщиков суммы большие, чем полученная в результате рекламы прибыль. Так, в 2008 году (данные Госкомстата) украинцы фактически потратили 564,2 млрд. грн. на товары и услуги. За этот же период, по оценке Всеукраинской рекламной коалиции, объем рекламного рынка составил 11,5 млрд. То есть реклама увеличила фактическое потребление минимум на 2%. Международные эксперты считают, что подобное «рекламное» стимулирование в нашей стране было совершенно не подкреплено реальными доходами и, соответственно, финансировалось за счет кредитных средств. В 2008 году рынок кредитования физлиц вырос на 114 млрд. грн., и 2% из них (или 2,28 млрд. грн.) — заслуга рекламных компаний. В прошлом году, когда возникли трудности из-за неподкрепленного доходами кредитного потребления, эти «заслуги» большинство экспертов отнесли к разряду сомнительных.

По мнению экспертов, на топ-30 лидеров приходится до 80% рынка рекламы. По сути, все сотрудники этих «передовиков» стали двигателями роста продаж, но все же основная ответственность лежит на топ-менеджерах. Доход руководителей рекламных компаний определить сейчас достаточно сложно. В условиях кризиса финансовые позиции многих пошатнулись, поэтому для анализа целесообразнее исходить из данных 2008 года. Тогда ежемесячные доходы руководящего звена лидеров рынка составляли от $8 до $10 тыс., что по курсу соответствовало 40–50 тыс. грн. Если предположить, что таких в среднем наберется десяток на компанию, то их суммарный годовой доход равен 180 млн. грн. Это значит, что одна гривня, полученная руководством рекламной компании, принесла ущерб обществу в 12,6 грн.

НАЛОГОВЫЕ КОНСУЛЬТАНТЫ

Профессия налогового консультанта в нашей стране появилась не так давно, в 2001 году. Но налогообложение украинские компании прекрасно оптимизировали и до этого момента. Оценить эффект их деятельности довольно сложно, ведь сами консультанты своей конечной целью считают не укрытие налогов или нарушение налогового законодательства, а рациональное распределение средств с целью оптимизации. Но как бы это ни называлось, с точки зрения государства результат их работы — снижение налоговых доходов бюджета. Как правило, такие помощники работают по трем вариантам. Первый — почасовая оплата, когда консультант выступает в роли налогового аудитора. Второй — создание плана оптимизации на заказ, что для компании средней руки обойдется в 7–15 тыс. грн. Третий — создание плана и его сопровождение. Именно этот вариант наиболее целесообразен для расчета ущерба, который наносит государству деятельность оптимизаторов. Дело в том, что часто налоговый консультант оговаривает минимальную сумму сопровождения, но при этом в случае значительного эффекта от оптимизации рассчитывает на часть сэкономленных средств — до 10%. То есть одна полученная им гривня означает для государственных финансов (отсюда и для общества) потерю 10 грн.

Источник: ВИКТОРИЯ ПОДА, «Комментарии: Kyiv Weekly»

Коментарі закриті.